Статьи Творения Творцы
Главная Глоссарий
Статьи Галерея
Новости Книжный архив
Информация Библиотека
Карта сайта Биографии
Контакты
Добавить в закладки:
 
 
Глоссарий    Ильин Иван Александрович    Тесла Никола    Линде Андрей Дмитриевич    Бердяев Николай Александрович
Поиск в глоссарии:
 
Биографический словарь
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
Бодуэн де Куртенэ Иван Александрович (Игнатий-Нецислав, Baudouin de Courtenay)

Бодуэн де Куртенэ (Baudouin de Courtenay), Иван (Игнатий-Нецислав) Александрович, - выдающийся лингвист. Родился 1 марта 1845 г. Происходит из старого французского аристократического рода, ведущего свое начало от короля Людовика VI и считающего в своих рядах крестоносца Балдуина Фландрского, впоследствии императора Константинопольского. Во Франции род Бодуэнов де Куртенэ вымер в 1730 г., но некотороые представители его переселились в начале XVIII века в Польшу, где и натурализовались. Поступив на "приготовительные курсы" к Варшавской главной школе Бодуэн, под влиянием профессорской методологии и энциклопедии академических наук Плебанского, решился посвятить себя занятиям языковедением и особенно славянскими языками. На историко-филологическом факультете главной школы он избрал отделение славянской филологии, где на него имели особое влияние профессоры Ф.Б. Квет, И. Пшиборовский и В.Ю. Хорошевский. Он не может, впрочем, считаться действительным учеником кого-либо из этих ученых, так как обязан своими научными взглядами преимущественно собственной самодеятельности. Из работ европейских ученых того времени большую пользу ему оказали труды Штейнталя и других философов-лингвистов, пробудившие в нем интерес к общим проблемам языкознания и приведшие его впоследствии к убеждению в исключительно психической природе языка. Окончив главную школу со степенью магистра историко-филологических наук, Бодуэн был командирован за границу, провел несколько месяцев в Праге, изучая чешский язык, в Иене слушал лекции Шлейхера, в Берлине занимался ведийским санскритом у А. Вебера. Позднее он занимался в Санкт-Петербурге преимущественно под руководством И.И. Срезневского , который, однако, будучи не лингвистом, а только филологом, не мог принести ему особой пользы. Он посещал также лекции К.А. Коссовича по санскриту и зенду. В 1870 г. получил в Лейпциге степень доктора философии, после того защитил магистерскую диссертацию "О древнепольском языке до XIV столетия", сохранившую и до сих пор научное значение, и был допущен Петербургским университетом к чтению лекций по сравнительной грамматике индоевропейских языков в качестве приват-доцента, явившись, таким образом, первым преподавателем этого предмета в Петербургском университете (И.П. Минаев был выбран доцентом по названной кафедре уже после Бодуэна де Куртенэ). В 1872 г. Бодуэн де Куртенэ снова был командирован за границу, где пробыл три года. В 1874 г. он был избран Казанским университетом в доценты по кафедре сравнительной грамматики и санскрита, никем там не занятой со времени ее учреждения по университетскому уставу 1863 г. В 1875 г. Бодуэн защитил свою докторскую диссертацию "Опыт фонетики резьянских говоров", увенчанную Уваровской премией Императорской Академией Наук и представляющуюся и в наше время образцом диалектологической фонетической характеристики. В конце 1875 г. он получил в Казанском университете звание профессора. Около него образовалась группа молодых лингвистов, положившая начало так называемой казанской школе языкознания. Во главе ее стоял Н.В. Крушевский , ставший первым преемником Бодуэна де Куртенэ по кафедре сравнительного языкознания, и рядом с ним В.А. Богородицкий , преемник Крушевского, занимающий названную кафедру и по сие время. К более молодым членам кружка принадлежали С.К. Булич и А.И. Александров . С 1876 по 1880 г. Бодуэн де Куртенэ состоял также преподавателем русского языка и славянских наречий в Казанской духовной академии. В 1883 г. он занял кафедру сравнительной грамматики славянских языков в Дерптском университете и оставался там десять лет. В 1887 г. избран в члены Краковской Академии Наук. В 1893 г. вышел в отставку, переехал в Краков и стал читать лекции по сравнительному языкознанию в Краковском университете. В 1900 г. был вынужден оставить чтение лекций, не угодив австрийскому министерству народного просвещения своим независимым образом мыслей, и снова переехал в Санкт-Петербург, где получил профессорскую кафедру. С 1907 г. читает и на петербургских высших женских курсах. За этот второй петербургский период деятельности Бодуэна де Куртенэ среди его учеников выдвинулись приват-доценты Петербургского университета Л.В. Щерба и М.Р. Фасмер. Научно-литературная деятельность Бодуэна де Куртенэ обнимает собой различные отделы языкознания, филологии вообще и публицистики, сосредоточиваясь преимущественно на научном исследовании живых славянских языков. Первые работы Ивана Александровича относятся еще ко времени его студенчества в варшавской главной школе. За ними последовал ряд отдельных исследований и монографий, критических статей, рецензий, полемических и публицистических статей в журналах, газетах и отдельно. Из них, кроме перечисленных выше, выдаются: лейпцигская докторская диссертация "Einige Falle der Wirkung der Analogie in der polnischen Declination" (Kuhn und Schleicher, "Beitr. z. vgl. Sprachf.", VI, 1868 - 70), являющаяся первым по времени образцом последовательного и широкого применения психологического метода в области морфологии, впоследствии получившего такое развитие в трудах новограмматической школы; "Некоторые общие замечания о языковедении и языке" ("Журнал министерства народного просвещения", CLIII, 1871, февраль); "Глоттологические (лингвистические) заметки" ("Филологические Записки", 1876 - 77), содержащие, между прочим, остороумное и верное объяснение так называемого вставного эвфонического "н" (в формах вроде: "с ним", "к нему", "внимать", "снимать", "занимать", "поднимать" и т.д.); большая статья "Резья и резьяне" ("Славянский сборник", 1876, III); "Образцы говоров фриульских славян" (в книге "Фриульские славяне, статьи И. Срезневского и приложения", СПб., 1878); "Литовские народные песни, записанные Антоном Юшкевичем в окрестностях Пушолат и Велёны" (три тома, Казань, 1880 - 82) - в высшей степени ценный языковой и фольклористический материал; "Свадебные обряды Велёнских литовцев, записанные Антоном Юшкевичем" (Казань, 1880); "Литовские свадебные песни, записанные Антоном Юшкевичем и изданные Ив. Юшкевичем" (СПб., 1883, издание Императорской Академии Наук); "Краткие исторические сведения, касающиеся говорящей машины Фабера" ("Протоколы заседаний секции физико-математических наук Общества естествоиспытателей при Императорском казанском университете", 1883); диалектологический этюд "Der Dialekt von Cirkno (Kirchheim)" (Jadic, "Archiv f. slav. Philologie", 1884, VII); "Sprachproben des Dialektes von Cirkno" (там же, VII, 1885); "Z patologii i embryjologii jezyka" ("Prace philologiczne", I, 1885, 1886); "O zadaniach jezykoznawstwa" (там же, III, 1889); "O ogolnych przyczynach zmian jezykowych" (там же, III, 1890); "Piesni bialorusko-polskie z powiatu Sokoskiego gubernii Grodzienskiej" ("Zbior wiadomosci do Antropologii Krajowey", Краков, том XVI, 1892); "Два вопроса из учения о "смягчении" или палатализации звуков в славянских языках" ("Ученые записки Юрьевского университета", 1893, № 2); "Piesni bialoruskie z powiatu Dzisnienskiego gubernii Wilenskiej zapizal Adolf Cerny" ("Zbior wiadomosci", том XVIII, 1893); "Из лекций по латинской фонетике" (Воронеж, 1893, отдельный оттиск из "Филологических записок" 1884, 1886 - 92 годов); "Proba teorji alternacyj fonetycznych. Gzesc Iogolna" ("Rozprawy wydzialu filologicznego Akademii umijetnosci w Krakowie", том XX, 1894 и отдельно), также по-немецки: "Versuch einer Theorie phonetischer Alternationen" (Страсбург, 1895) - ценный материал для установления точного понятия о так называемых звуковых законах; "Z fonetyki miedzywyrazowej (aussere Sadhi) Sanskrytu i jezyka polskiego" ("Sprawozdania z posiedzen Wydzialu filologicznego Akademii umijetnosci w Krakowie", 1894, 12 марта); "Einiges uber Palatalisierung (Palatalisation) und Entpalatalisierung (Dispalatalisation)" ("Indogerm. Forschungen", 1894, IV); "Материалы для южнославянской диалектологии и этнографии" (СПб., 1895); "Melodje ludowe litewskie zebrane przzez s. p. ks. A. Juszkiewicza etc." (изд., вместе с Носковским, национальных литовских мелодий, представляющих очень большую музыкально-этнографическую ценность; Краков, 1900); "Szkice jezykoznawcze" (том I, Варшава, 1904) - собрание ряда отдельных статей, в том числе многих из вышеупомянутых. В течение ряда лет (с 1885 г.) Бодуэн был одним из редакторов издающегося в Варшаве лингвистического журнала "Prace filologiczne" и большого польского словаря; дополнил и редактировал третье издание "Толкового словаря" Даля (СПб., 4 тома, 1903 - 1909). Подробный список его ученых работ, доведенный до 1895 г., см. в его автобиографии ("Критико-биографический словарь" С.А. Венгерова ), где находим и им самим изложенное научное profession de foi. Основной чертой личного и научного характера Бодуэна де Куртенэ является стремление к духовной самостоятельности и независимости, отвращение к рутине и шаблону. Всегда он стремился "брать исследуемый предмет таким, как он есть, не навязывая никогда не подходящих ему категорий" (собственные слова Бодуэна). Это позволило ему дать ряд оригинальных и метких наблюдений, высказать немало блестящих научных идей и обобщений. Из них особую ценность имеют учения о сокращении основ в пользу окончаний и о двух главных родах фонетических чередований. Первое учение превратилось у учеников Бодуэна де Куртенэ, профессоров Крушевского и Богородицкого, и последователя Бодуэна де Куртенэ Аппеля, в теорию так называемой морфологической абсорпции и секреции; второе, высказанное сначала в общих чертах, было развито впоследствии Крушевским и самим Бодуэна де Куртенэ в стройное учение, изложенное им в рассуждении: "Proba teorji alternacyi fonetycznych" (Краков, 1894). Начав свою самостоятельную научную деятельность исследованием в области психологии языка, Бодуэн де Куртенэ всегда отводил психологическому моменту самое широкое место в жизни языка, сводя, в конечном счете, все проблемы языкознания к психологии. Никогда, однако, он не забывал и фонетики. Один из первых он насаждал у нас знакомство с современной научной фонетикой или антропофоникой, как любил он ее иногда называть, вслед за Меркелем, передав эту свою склонность и всем своим ученикам. Совпадая по своим основным научным принципам с главными представителями возникшего в середине 70-х годов на Западе так называемого "младограмматического" направления, Бодуэн де Куртенэ пришел к ним независимо, путем самостоятельного параллельного развития, причем избежал ряда методологических ошибок и неточностей своих западных единомышленников, нередко давая существенные поправки и дополнения к их общелингвистическим теориям и учениям. Главной областью изучения является у него семья славянских языков, из которых особенной его любовью и вниманием пользовались многочисленные словинские диалекты северной Италии и южной Австрии. Многократные диалектологические его экскурсии в области этих диалектов дали ему превосходное знание всех их особенностей и позволили собрать богатый материал, который еще ждет своей научной обработки. Таким образом изучение живых языков - один из принципов младограмматической школы - имеет в Бодуэне де Куртенэ одного из самых ревностных последователей, вовлекая его даже в несколько одностороннее пренебрежение историческим материалом и строго сравнительными изучениями, хотя и здесь им высказано немало оригинальных и ценных мыслей. С. Булич.

Ильин Иван АлександровичЛинде Андрей ДмитриевичТесла НиколаБердяев Николай Александрович
 
 
 
Издатель • Shloder © 2005 • 2016
Danneo™  2004 • 2015


Яндекс.Метрика